Перейти к содержимому


В Оше Необходимо Создать Военную Базу Одкб


  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 manapovmax

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 478 сообщений

Отправлено 27 April 2017 - 10:53

Российские эксперты продолжают обсуждать меры по борьбе с распространением терроризма.
"Трудовые мигранты уже составляют костяк террористических групп в России", — отметил на заседании Национального антитеррористического комитета директор ФСБ Александр Бортников. По его словам, речь идет о гражданах СНГ, часть которых прошли подготовку и участвовали в боевых действиях в Сирии и Ираке.
Всем визы?
Может ли введение визового режима с бывшими советскими республиками реально помочь РФ в борьбе с терроризмом? Здесь надо рассмотреть несколько аспектов, прежде всего правовой.
Кыргызстан — член ЕАЭС, и участие в объединении гарантирует гражданам КР свободный въезд в Россию (как и в другие страны союза). Таджикистан — член СНГ и ОДКБ; граждане этой страны могут въезжать в РФ без виз и находиться на ее территории до трех лет. Узбекистан — член СНГ, а базовые документы Содружества предполагают безвизовое пересечение границ. Кроме того, между Москвой и Ташкентом заключены соглашения о въезде трудовых мигрантов из РУз в Россию.
То есть введение визового режима со странами ЦА потребует от Москвы кардинального пересмотра множества соглашений — как двусторонних, так и в рамках интеграционных объединений. Вряд ли Россия готова заплатить столь высокую политическую цену. Кроме того, мировой опыт показывает, что потенциальный террорист всегда имеет необходимые документы (включая визу) для въезда в страну, избранную целью теракта.
Работа с диаспорами
Специалистам ясно, что необходимо усилить контрразведывательный режим в отношении трудовых мигрантов из Центральной Азии. Однако исходить следует из того, что подавляющее число приезжих — все-таки порядочные граждане.
В первую очередь надо работать с национальными диаспорами. Санкт-Петербург долгое время мог считаться территорией стабильности, поскольку спецслужбам здесь удалось выстроить хорошие рабочие отношения с руководителями мусульманских общин. Совместными усилиями проводилась успешная "работа на опережение".
Тут уместно рассказать о мусульманской системе денежных трансфертов — так называемой "хавале". Ее смысл прост и эффективен: клиент-отправитель обращается к нелегальному брокеру, который после получения денег отправляет сообщение своему партнеру в стране назначения платежа (телефоном, факсом, электронной почтой, по Sky e и так далее). В сообщении указывается только сумма, имя получателя платежа и код (чаще всего порядок цифр на купюре). Для получения денег достаточно прийти на рынок, обратиться уже к местному нелегальному брокеру и назвать код платежа.
Предполагается, что всего в мире действует около 5 тысяч брокерских пунктов хавалы. Как видно, при такой системе практически бесполезны те алгоритмы контроля за переводом денег, которые сейчас используют практически все спецслужбы. Без содействия со стороны руководства общин перекрыть этот возможный канал финансирования терроризма будет очень трудно.
Не секрет, что идеологическая обработка будущих террористов проходит в местах, где проповедуют радикальный ислам. В силу крайней закрытости данного института спецслужбам нелегко контролировать деятельность таких опорных точек терроризма. Но руководство общин, как правило, в курсе, кто из соотечественников постоянно посещает собрания в подпольных исламистских центрах. А пресечение подготовки экстремистов — в интересах всех мусульман
Безусловно, работа по определению потенциальных террористов должна проводиться при глубоком уважении основ ислама и традиций его последователей.
Барьер на внешних рубежах
Что необходимо предпринять для борьбы с терроризмом на внешних рубежах СНГ?
Тут могут быть эффективны следующие меры:
создание единой базы террористических и экстремистских организаций в странах ОДКБ, которая должна включать всю информацию о руководителях и членах группировок, об их финансировании;
создание на юге Кыргызстана специальной антитеррористической базы ОДКБ для ведения оперативной работы в очагах возможной угрозы (эта идея активно обсуждалась еще в 2010 году, но после по неизвестным причинам была забыта);
проработка предложения о создании в Узбекистане совместной российско-узбекской структуры по борьбе с возможными джихадистскими угрозами (тема, весьма актуальная и для узбекской стороны), c возможным размещением в Ташкенте представительства российского антитеррористического центра — для лучшей координации деятельности;
возвращение на границу стран ЦА с Афганистаном российских пограничников с правом проведения ими оперативной работы.
В общем, специалистам список данных мер известен давно, но, к сожалению, из-за противоречий сторон они так и не были востребованы.
Угроза не только из ЦА
В процессе расследования теракта в метро Санкт-Петербурга могло сложиться впечатление, что Центральная Азия сейчас — главный регион в плане потенциальной террористической угрозы для России.
Суждение весьма спорное. К сожалению, угрозы более разнообразны. К ним можно отнести и боевиков — выходцев из крымско-татарской общины (речь ни в коем случае не идет о всем этом народе). По оперативным данным российских спецслужб, сегодня в боевых действиях против правительственных войск в Сирии могут принимать участие до 2 тысяч представителей крымско-татарской национальности.
Ячейки джихадистов начали создаваться еще во времена пребывания Крыма в составе Украины. Тогда их цель формулировалась следующим образом: быть неким силовым прикрытием для экстремистских выступлений части крымско-татарской общины с целью захвата земли, а в дальнейшем и власти на полуострове. С началом войны в Сирии значительная часть этих боевиков направилась на Ближний Восток для участия в свержении режима Башара Асада. Но они могут вернуться в любой момент, причем не только в Крым, но и в континентальную Россию. Большинство из них имеют украинское гражданство, а значит, и право безвизового въезда в РФ.
То есть сейчас российским спецслужбам необходимо срочно разрабатывать алгоритмы противодействия возможной террористической угрозе со стороны крымско-татарских боевиков, возвращающихся из Сирии. При этом не стоит забывать, что большая община крымских татар есть и в Узбекистане.
Таким образом, реальное взаимодействие в борьбе с джихадизмом необходимо не только (и даже не столько) России, но и всем странам ЦА.





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных