Перейти к содержимому


Может Ли Кыргызстан Быть Другом Сша?


  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 manapovmax

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 478 сообщений

Отправлено 26 May 2017 - 00:04

Когда-то была произнесена известная, почти сакраментальная фраза: «Соединенные Штаты Америки – сосед всех государств». Действительно ли сегодня Америки все еще хватает на всех? И действительно ли, в таком случае, США – сосед Кыргызстана? Осмысливается ли эта «формула соприкосновенности» у нас и у них, и если да, то как?
Тема для обсуждения в Кыргызстане – как мы, кыргызстанцы, воспринимаем и понимаем США в пределах нашей национальной политики, общественного мнения, семьи и отдельно взятого индивида, и как мы представляем себе интересы Вашингтона в Кыргызстане и регионе Центральной Азии.
Упрощенный вариант политологической оценки предопределяет следующий порядок мест, занятых двумя государствами на пространстве мировой политики и экономики – Америка и Кыргызстан находятся на его противоположных полюсах: США - сильная держава планеты, а Кыргызстан - одна из самых бедных стран той же планеты.
Вашингтон вкупе с еще очень небольшим количеством ведущих государств формирует основные векторы и площадки глобальной политики и экономики, а Бишкек вынужден встраиваться в них, если, конечно, способен это делать и, главным образом, понимает, зачем это ему нужно.
Международная политика есть взаимодействие страновых, региональных и иных пространств, насыщенных различными институтами, ценностями, амбициями, контактами, сотрудничеством людей и т.д. Но интуитивное, а иногда и осознанное понимание того, что эти самые векторы, а также рельеф «площадок» выстраиваются на основе так называемых национальных интересов, которые нередко эгоистичны и циничны, а самое главное, как правило, вступают в некий конфликт с интересами других акторов, тем самым создавая определенные сгустки напряженности, чреватые возникновением различного рода столкновений, провоцируют такие страны, как Кыргызстан строить свою внешнеполитическую деятельность не на базе национальных интересов, а на основе меркантилизации системы выбора и вероятности его частой смены. При этом очень часто механика выбора упрощена до предела вплоть до индивидуальных, семейно-клановых и очень редко групповых пристрастий.
Справедливости ради подчеркнем, что последнее нередко присуще не только слабым государствам. Очевидно лишь следующее, что в большинстве случаев такого рода избирательная практика последних спонтанно и неадекватно реагирует на сигналы (иногда ложные) со стороны сильных. Порой эти сигналы странным (и не очень) образом преобразуются даже в некую политическую позицию слабых, отчаянно отстаивающих ее со всевозможных трибун и на всевозможных форумах.
Казалось бы, международное право выравнивает шансы всех стран, конкретным воплощением которого является, например, ООН, в рамках деятельности которой каждая страна не только имеет один голос, но и имеет право продвигать некие инициативы, предусматривающие, например, превентивную защиту национальных интересов. Однако система и уставные нормы функционирования Совета безопасности ООН, а также и иные параметры и требования, ставят все и всех на свои места, иерархизируя государства по политической, военной, экономической и даже географической значимости.
В последние десять-пятнадцать лет Центральная Азия становится пространством, где интересы ведущих государств вступают в противоречие с основополагающими принципами их же внешней политики. Борьба с терроризмом и «движение» энергоносителей демонстрируются участниками международной жизни в регионе как некие смысловые конструкции и одновременно механизмы взаимодействия. Никто не отрицает актуальности и важности этих проблем, но демократия и развитие как принципы сотрудничества сегодня задвинуты на второй-третий план, хотя, в общем-то, до сих пор декларируются официальными источниками как одни из важнейших принципов, определяющих построение реальной внешнеполитической деятельности многих стран.
Так что, как и куда будут двигаться кыргызско-американские отношения еще большой вопрос!





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных